А.С.Дмитриев. Основные вехи творческого пути




"Мы чтим в Генрихе Манне большого немецкого писателя, чье творчество было - и навсегда останется - важной частью нашего национального культурного богатства... стойкого демократа и неутомимого борца за дело прогресса... убежденного сторонника нашей справедливой борьбы за социалистический общественный строй... доброго и любящего человека, чье сердце билось за отверженных и обездоленных, кто своим творчеством и своей жизнью как истинный "учитель демократии" облегчал им путь к лучшему будущему". Эти слова Вильгельма Пика точно определяют место великого немецкого писателя в истории национальной культуры Германии, значение дела его жизни для всего прогрессивного человечества.
Ровесник Германской империи, возникшей в результате победы Пруссии над Францией Наполеона III во Франко-прусской войне, Генрих Манн на протяжении всего своего жизненного пути, будь то годы вильгельмовской монархии, или Веймарской республики, или гитлеровского "третьего рейха", настойчиво и страстно боролся за демократическое развитие своей родины.
Характерной чертой творческого облика Г.Майна, крупнейшего художника и одного из замечательных мастеров слова в немецкой литературе, было постоянное стремление решать вопросы политические. И, разумеется, не случайно в богатом творческом наследии писателя такое обширное место занимает публицистика.
Сам Г.Манн считал началом своего творческого пути 1900 год, когда был опубликован первый его значительный роман "Земля обетованная".
Выходец из бюргерско-патрицианской среды, Г.Манн долго сохранял веру в жизненность принципов буржуазной демократии и поэтому боролся в последние годы Веймарской республики против надвигавшейся гитлеровской диктатуры. Но, несмотря на заблуждения и ошибки, само стремление быть последовательно верным своим принципам неизбежно раскрывало ему глаза на их ограниченность и архаичность в условиях современной общественно-политической борьбы. Так он становится убежденным сторонником социализма, союзником пролетариата, другом Советского Союза. Вступая в резкое противоречие со своими убеждениями буржуазного демократа, он выражает уверенность в обреченности буржуазии после русской революции и заявляет, что буржуазный "идеал гражданской свободы" давно получил отставку.
Острое политическое чутье и прозорливость, редко изменявшие Г.Манну, сочетались у него с большим историческим оптимизмом, не покидавшим его в пору гитлеровского господства, в годину горьких бедствий эмиграции, особенно тяжких для престарелого писателя во время пребывания в США на исходе его жизненного пути.
Литература в Германии после революции 1848 года в силу ряда общественно-политических причин - прежде всего из-за предательской роли немецкой буржуазии в этой революции, из-за слабости буржуазно-демократических слоев раздробленной нации - надолго утрачивает то мировое значение, которое она имела в эпоху Лессинга, Шиллера, Гете, романтиков и Гейне. Г.Манну наряду с его братом Томасом принадлежит великая заслуга в развитии немецкой национальной культуры, именно они вновь вывели литературу Германии на широкую мировую магистраль. В то время как литература Англии и Франции в XIX веке дала величайшие образцы европейского романа и новеллы, воплощавшие принципы критического реализма, литература немецкая, хотя и выдвинувшая в 70-80-х годах ряд значительных явлений (как, например, творчество Теодора Фонтане), продолжала все же оставаться на периферии этого важнейшего общественно-политического процесса. Братья Манны, опираясь на опыт ведущих литератур Европы, в том числе и русской, и в то же время используя национальную реалистическую традицию, впервые подняли немецкий роман критического реализма на уровень лучших образцов этого жанра.
Путь Г.Манна, художника и публициста, общественного деятеля, отмечен сложными идейными и эстетическими исканиями. Будучи подлинным немецким патриотом, он противопоставлял кайзеровской Германии мечту о таком государственном устройстве своей родины, при котором каждая человеческая личность в условиях подлинной свободы достигнет гармонического развития, а культура - полного расцвета. Он называл это идеальное общество "демократией Духа", противопоставляя его современной буржуазной демократии. Писатель готов был признать революционное свержение вильгельмовской монархии как путь к справедливым общественным отношениям. Но в современной ему Германии он видел только стихийный протест народных масс против прусского империализма и соглашательскую политику правой социал-демократии. Отсюда и возникало его неверие в революционное переустройство общественной системы и противопоставление ему "революции духа", то есть постепенного преобразования общества путем воспитания масс отдельными просвещенными личностями - гуманистами, ненавидящими империалистическую буржуазию и пруссачество. Такая социальная утопия во многом способствовала утверждению писателя на позициях индивидуализма, нередко находивших довольно сильное отражение в его творчестве.
В формировании как духовного облика Г.Манна, так и его творческой манеры большую роль сыграли общественно-политические и культурные традиции Франции. Будучи воинствующим гуманистом, он видел, что историческая связь буржуазного гуманизма с буржуазной революционностью яснее выражена не в немецкой, а во французской буржуазной идеологии. Писатель остро ощущал засилье реакции и слабость прогрессивных сил немецкого общества на рубеже XIX-XX веков. Именно поэтому он ищет опоры и вдохновения в гуманистических идеалах французских просветителей, в революции 1789-1794 годов и во французском критическом реализме, от Бальзака до Золя и Франса. Кроме опыта французского критического реализма, немалую роль для творческой практики Г.Манна сыграл и вклад в мировую литературу, сделанный великими русскими реалистами второй половины XIX века, которым он всегда отдавал дань высокого уважения. Однако эти литературные влияния нисколько не умаляют того непреложного факта, что уже в молодые годы Г.Манн выступает как художник, наделенный ярким и самобытным дарованием. Общественное, гражданское назначение искусства - вот что прежде всего воспринимал Г.Манн у французских и русских критических реалистов. В то же время, сколь бы ни были существенны иноземные литературные воздействия на Г.Манна, они не дают ни малейших оснований для отрицания глубоких национальных корней его творчества. Об этом, в частности, свидетельствуют его статьи о Лессинге, Гете, Гейне.
Родился Г.Манн в 1871 году в старинном прибалтийском городе Любеке, некогда возглавлявшем Ганзу - торговый и политический союз северных приморских городов Германии, где еще долго сохранялся дух сепаратизма и независимости по отношению к Пруссии, Отец писателя, владелец фирмы по оптовой торговле зерном, судовладелец, консул и сенатор, принадлежал к богатой бюргерско-патрицианской верхушке города. Томас Манн в романе "Будденброки", написанном в жанре семейной хроники четырех поколений богатой купеческой семьи, воссоздал атмосферу родного дома в Любеке. Умеренно-консервативный дух, царивший в доме Будденброков, сочетался с преклонением перед культурой Просвещения с ее вольнодумством и критицизмом. Богатая любекская буржуазия, гораздо более тесно связанная своими коммерческими интересами с другими европейскими странами, нежели с гогенцоллерновской Пруссией, питала явную неприязнь к вновь возникшей вильгельмовской империи, отнимавшей у нее последние привилегии вольного города. Это обстоятельство не могло не оказать влияния на формирование общественного сознания юноши.
После окончания гимназии Генрих Манн живет в разных городах Германии. Доля наследства, полученная после смерти отца, позволяет ему избрать путь свободного литератора и занять свое место в среде передовой немецкой интеллигенции. Длительная жизнь в Италии, знакомство с Францией стимулируют развитие его творческого таланта. Эти годы для Г.Манна - время упорного и настойчивого труда, внимательных наблюдений над развитием общественно-политической жизни в Германии и о Европе, неустанного изучения культурного наследия, прежде всего истории и литературы Франции.
Вершины сатирического мастерства в довеймарский период Г.Манн достигает двумя своими романами - "Учитель Гнус" и "Верноподданный", знаменовавшими важнейшие этапы в формировании сатирического таланта писателя. Роман "Учитель Гнус" (1905) был написан в условиях широкого общественного подъема, охватившего всю Германию в значительной степени под воздействием русской революции 1905 года. Композиционным и идейным стержнем романа является образ Гнуса, гимназического учителя в маленьком немецком городке, отвратительного внешне и омерзительного внутренне. Ставя в комически-гротескные ситуации этого грязного человеконенавистника, мелкого тирана, претендующего на роль анархиствующего "сверхчеловека", Г.Манн не только развенчивает ницшеанскую "белокурую бестию", но и резко полемизирует с официальной пропагандой немецкого империализма.
Писателю-гуманисту, страстно защищавшему достоинства человеческого разума, был отвратителен пруссаческий идеал нерассуждающего солдата и чиновника, слепо подчиняющегося приказам сверху. Поэтому для него была неприемлема и школьная система, воспитывающая таких покорных рабов. Тогдашняя официальная пресса на все лады восхваляла прусскую школу и прусское учительство, якобы унаследовавшие традиции немецкого Просвещения. Немецкие националистические историки утверждали, что войны с Австрией (1866 г.) и с Францией (1870-1871 гг.) выиграл прусский учитель, воспитавший якобы тип человека более высокой культуры, нежели французы и австрийцы. В романе Г.Манн показывает, что в действительности являет собой прусская школа и прусский учитель. Гнус, ограниченный педант, тупой и злобный (немецкая разновидность унтера Пришибеева), полновластно царит в гимназии, представляющей собой род прусской казармы. Цель Гнуса - и немецкой гимназии вообще - убить в учениках всякую способность свободно мыслить, превратить их в верноподданных. Сам Гнус, хотя он и стоит на невысокой ступеньке общественной иерархии, сознает себя важной частицей государственного организма. И действительно, он во многом воплощает дух прусской государственной системы. Нравственно уродливый носитель ницшеанских идей, Гнус выступает в романе в двух совершенно различных и, казалось бы, мало совместимых ипостасях. Вначале злобный и мстительный старикашка, отвратительно-комичный в своих претензиях на безграничную власть проявляет себя прежде всего как неусыпный ревнитель существующих государственных и социальных устоев. Ему всюду чудится "бунт", который якобы именно он призван подавить. Он убежденный враг рабочего движения, в каждом гимназисте он видит потенциального мятежника. Более того: в гипертрофированном самомнении тирана Гнус воображает себя властителем всего городка на том основании, что многие горожане были прежде его учениками. Роман является важной ступенью в творческом пути писателя. Сатира звучала и в прежних романах Г.Манна, но направлялась она преимущественно на частные объекты - отдельных капиталистических дельцов и финансовых воротил, мещанские нравы. В этом же романе писатель освещает резким светом сатирического прожектора устои вильгельмовской монархии в целом. Углубление и расширение задач сатиры характерно и для романа "Верноподданный", художественно и идейно развивающего эстетические принципы романа "Учитель Гнус".
"Верноподданный" - первый роман трилогии "Империя" - самого значительного творческого свершения Г.Манна до начала эмиграции. Замысел трилогии не был намечен заранее, а формировался постепенно, по мере работы автора над отдельными ее частями. Подобно грандиозной "Человеческой комедии" Бальзака и многотомной серии романов Золя "Ругон-Маккары", отобразивших в своих различных аспектах частную и общественно-политическую жизнь Франции, Г.Манн поставил перед собой задачу дать в этой трилогии обобщающую картину вильгельмовской империи. Первый роман трилогии "Верноподданный" (1914), по определению самого Г.Манна, посвящен изображению буржуазии, второй - "Бедные" (1917) - пролетариата, третий - "Голова" (1925) - интеллигенции. Хотя отдельные части трилогии и неравноценны, она занимает важнейшее место в наследии писателя, в частности потому, что в ней он впервые стремится осмыслить основное противоречие своей эпохи - классовую борьбу пролетариата и буржуазии.
Наиболее совершенная часть трилогии - роман "Верноподданный", над которым автор работал с 1912 по 1914 год. На его публикацию был наложен запрет, и лишь в 1913 году он был издан в Германии. В период усиленной подготовки первой мировой войны, разгула реакции и шовинизма и назревания острою политического кризиса в Германии Г.Манн создает свое наиболее обличительное произведение, один из лучших романов немецкого критического реализма.
Центральный персонаж романа Дидерих Геслинг - обобщающе-типическое воплощение национальных черт немецкой буржуазии. Сосредоточив основное внимание на раскрытии сущности этого социального типа, Г.Манн показывает его в самых различных общественных связях, тем самым расширяя социальные рамки романа до пределов широкой картины кайзеровской империи. С другой стороны, разве не остается актуальным и для нашего времени этот Геслинг, ближайшие потомки которого стали опорой гитлеровской диктатуры, да и поныне продолжают быть социальной и политической опасностью в Западной Германии?
Формально действие романа отнесено к 90-м годам прошлого века (точнее, с 1890 по 1897 г.), но, по существу, в нем изображена Германия кануна первой мировой войны.
В исследованиях об этом романе уже не раз отмечалась его композиционная стройность, отличающая в этом смысле "Верноподданного" от предшествующих романов Г.Манна, в частности и от "Учителя Гнуса". Вряд ли было бы правильно искать объяснение этому обстоятельству только в возросшем формальном мастерстве писателя. Композиционная завершенность отражает четкий идейный замысел, глубокое проникновение писателя в сущность того социального феномена, который воплощен в образе Геслинга. Попутно отметим, что отсутствие столь же ясного понимания других социальных сил вильгельмовской империи во многом определило и некоторые слабости - в том числе и композиционные - последних двух частей трилогии.
Роман состоит из шести глав. Первые две написаны в традициях немецкого "романа воспитания", вернее, пародируют эти традиции. Г.Манн последовательно показывает, как в условиях бюргерской немецкой семьи, школы, студенческой среды, службы в армии и, наконец, всей общественной атмосферы Германии формируется социальный тип, подобный Геслингу. Геслинг-старший, мелкий фабрикант, учит малыша Диделя преклоняться перед силой и властью. Мать - типичная сентиментальная мещанка - способствует развитию в его характере лицемерия, лживости и подлости. В том же направлении его воспитывает и школа. Далее, став студентом, он получает так называемое христианско-германское воспитание в студенческой корпорации "Новотевтония", где он в полной мере усваивает обширный, но немудреный комплекс реакционно-шовинистических идей. В этой атмосфере быстро раскрываются и "совершенствуются" фальшь и двуличие Геслинга. Безмерно трусливый, с корыстной душой, он выдает себя за поборника рыцарской чести, за воинствующего героя, и Г.Манн, мастерски обнажая эту претенциозность Дидериха, часто ставит его в такие гротескные ситуации, которые были бы острокомичными, если бы в них не выявлялась нравственная омерзительность и социальная опасность этого персонажа. В атмосфере реакционных общественно-политических движений, в которых "новотевтонец" Дидерих принимает активное участие, у него быстро вырабатывается и устойчивое пошло-утилитарное мышление. В мечтах своих, навеянных парами (пивного) алкоголя во время студенческих попоек, он воображает себя владельцем "большой фабрики художественных открыток или туалетной бумаги", а Агнес Геппель заявляет, что витрина колбасного магазина для него лучший вид эстетического наслаждения.
Особенно очевидно обнаруживается неблаговидность нравственного облика Геслинга в его отношениях с Агнес Геппель, обрисованной в романе сочувственно, в мягких тонах.
После смерти отца Дидерих становится владельцем фабрики и, покинув Берлин, приступает к предпринимательской деятельности в своем родном городке Нетциге. Весь роман - произведение насквозь политическое, однако в первых двух главах, стремясь показать характер героя в развитии, Г.Манн раскрывает его преимущественно в морально-эстетическом плане. В последних же главах характер Дидериха, не пополняясь какими-то принципиально новыми моральными штрихами, предстает перед читателем уже в иных и главных своих аспектах - социальных и политических. Теперь все его поступки и действия определяются тем, что он предприниматель - владелец фабрики по производству бумаги - и одновременно активный политический деятель ультрареакционной - монархической ориентации. И в своих классово-политических качествах Дидерих показан не статично. После первых неуверенных и не всегда удачных шагов на политическом поприще он становится главой монархической партии в Нетциге. Благодаря наглости и обману, а главным образом политическому шантажу против своего главного конкурента он - всесильный владелец огромного предприятия. При этом Геслинг безнадежно глуп, но хитрость и подлость в сочетании с циничной политической демагогией и умением использовать политическую конъюнктуру делают его главным лицом Нетцига. Показывая общественно-политическую панораму всей вильгельмовской империи, Г.Манн решает эту задачу не совсем обычными художественными средствами. Хотя основное действие романа сосредоточено не в столице, а в маленьком провинциальном городке, вместе с тем это, бесспорно, роман о всей Германии. Именно в маленьком Нетциге, где, как во всяком захолустье, все на виду, особенно красноречиво обнажаются политические страсти, социальные конфликты, происходящие, однако, в масштабах, неизмеримо меньших по сравнению с общенациональными и столичными. Данные в резком уменьшении, лишенные ореола грандиозности, они нередко приобретают оттенок острокомического фарса. Благодаря этому искусному приему развенчивается мнимое величие императора Вильгельма как коронованной особы, ибо, трансформируясь в своем двойнике Геслинге, он предстает в обнаженной ничтожности своей сути. С перемещением основного места действия в Нетциг существенно расширяется социальный диапазон повествования. В соответствии с новым положением предпринимателя, к тому же пустившегося в политические махинации, Дидерих входит в тесное соприкосновение с рабочими, местной буржуазией, чиновничье-аристократической верхушкой и теми политическими группировками, за которыми стоят эти социальные силы.
Хотя "Верноподданный" был назван самим Г.Манном романом о буржуазии, в нем широко представлена тема рабочего класса. Последнее обстоятельство свидетельствовало о плодотворности стремлений писателя постигнуть классовую структуру общества, ибо буржуазия изображается им в ее социальных связях и с аристократией и в особенности с пролетариатом. Во всех сюжетных конфликтах с участием рабочих симпатии автора всегда на их стороне. Испытывая зоологическую ненависть к революционным рабочим ("Из пушек бы по ним палить!"), Дидерих тем не менее пребывает в постоянном страхе перед ними. Г.Манн, полагавший, что справедливое общественное устройство может быть достигнуто силами "аристократии духа", не понял перспективной роли той части немецкого пролетариата, которая шла за Бебелем, Либкнехтом, Розой Люксембург. В понимании Г.Манна рабочий класс сам лишен политической силы, он лишь достойный всяческой поддержки и сострадания объект социального угнетения. Вместе с тем Г.Манн был одним из первых критических реалистов Германии, заметивших процесс обуржуазивания немецкой социал-демократии. Рабочие в романе выступают как общая масса, отдельные их представители - лишь эпизодические, мало индивидуализированные фигуры. Исключение составляет механик фабрики Геслинга Наполеон Фишер, играющий большую роль и в следующей части трилогии. При внешнем антагонизме между Геслингом и его механиком они, в сущности, союзники, Фишер - типичный предатель своего класса, помогающий эксплуатировать рабочих, за что Геслинг и поддерживает его на выборах в рейхстаг.
Писателю нелегко было расставаться с идеалами буржуазной демократии. Сложность и противоречивость этого процесса "расчета с прошлым" отразились в романе. Главной политической силой в Нетциге по возвращении туда Геслинга является партия либеральной буржуазии, "партия народа", возглавляемая почтенным и всеми уважаемым в городе старым Буком, ветераном революции 1848 года, за участие в которой он был приговорен к смертной казни. С появлением Геслинга в городе, представляющем, по его словам, "гнездо либералов", там заметно активизируется политическая борьба между "партией народа" и "партией кайзера", главой которой вскоре становится Геслинг. Все черты характера, сформировавшиеся у него в процессе "воспитания", раскрываются теперь в полной мере на арене практической деятельности. А она, в свою очередь, складывается как непрерывная цепь жестокостей, подхалимства, подлости, хвастовства, доносов и подозрительных политических и коммерческих махинаций. Изображение нетцигских либералов определенно свидетельствует о том, что писатель достаточно хорошо знал цену немецкой либеральной буржуазии, претендовавшей на роль оппозиции вильгельмовскому режиму. Порой до острого гротеска доводит Г.Манн изображение их бесхребетности, беспринципности (бургомистр Шеффельвейс), он отчетливо видит их беспомощность в разрешении социальных конфликтов (фабрикант Лауэр, старый Бук), трусливость и половинчатость либеральных фразеров, их готовность к компромиссам с реакционерами (доктор Гейтейфель, Лауэр, редактор местной либеральной газеты Нотгрошен). И вместе с тем многие либералы обрисованы с явной долей авторского сочувствия. Особенно значителен в романе образ Бука. Он, в сущности, противопоставлен Дидериху. Такая антитеза свидетельствует об известной ретроспективности и нечеткости политических идеалов автора. Старый Бук со всеми его слабостями обрисован в элегических, сочувственных тонах. Однако и автору и читателю ясно, что этот персонаж не только из-за своего преклонного возраста, но прежде всего из-за своих социально-политических убеждений весь в прошлом, что его идеалы донельзя обветшали и превратились в пустую, хотя и красивую фразу.
Автору "Верноподданного" в высокой степени присуще чувство историзма, сказавшееся, в частности, в четком отражении процесса деградации либеральной буржуазии, два поколения которой представлены в романе в лице Бука-старшего и его сына адвоката Вольфганга. При определенном уме, известной одаренности и неприязни к политической деятельности он не может даже определить свое место в жизни.
И уж, конечно, беспощадно сатиричен Г.Манн в изображения "партии кайзера", людей "истинно немецкого образа мыслей". Наряду с Геслингом самым крикливым верноподданным и ортодоксальным монархистом является прокурор Ядассон. Еврей по национальности, он при малейшей возможности демонстрирует свой крайний немецкий национализм и антисемитизм. В манере карикатурных масок нарисованы образы отставных офицеров: майора Кунце и лейтенанта Кюнхена, ныне гимназического учителя, пастора Циллиха - мракобесов, проповедующих войну и шовинизм. Колоритнейшей фигурой в этом лагере является правительственный уполномоченный старый юнкер фон Вулков. Раскрывая социальное содержание этого образа, Г.Манн опять-таки весьма точно подметил одну из характерных особенностей общественного уклада вильгельмовской Германии - тесный союз юнкерства и буржуазии. В сцене приема Вулковом Геслинга отчетливо выявляются и основные черты этого союза. Обе стороны питают чувства взаимной антипатии. Вулков хамски-высокомерно третирует Геслинга, что вызывает у того глубокое возмущение. "Высокомерные сволочи", "паразиты", "чванливые тунеядцы" - так в припадке немого бешенства обличает юнкерскую касту Дидерих. Но это всего лишь бунт покорного раба, который тотчас же устрашается своего гнева. Эти люди нужны друг другу в их грязных коммерческих и политических комбинациях.
Финальная сцена романа символически выражает уверенность Г.Манна в крахе вильгельмовской империи. Пышно разодетая знать, чиновники, бюргеры, офицеры всех рангов в парадных мундирах, великосветские шлюхи - представители всей сословной иерархии тогдашней Германии собрались на торжество открытия памятника Вильгельму I. Эта пышная церемония должна стать одновременно и триумфом Геслинга. Но внезапно разражается сильнейшая гроза, обращающая в паническое бегство всю эту пеструю толпу. Не состоялся и триумф Геслинга, хотя разбушевавшаяся стихия лишь слегка потрепала его. Он не потерял своей силы и власти. Тем самым писатель как бы предупреждает о грозной социальной опасности, таящейся в этом типе верноподданного. Завершается роман опять-таки символической сценой смерти старика Бука. У одра умирающего появляется торжествующий Геслинг, давно уже ставший хозяином всего его имущества.
Г.Манну, страстному борцу против вильгельмовской монархии, неясна позитивная программа. Не социальные потрясения, а стихийный гнев природы обрушился на это общественное устройство. Но писатель верит в светлое будущее Германии, хотя контуры его очень расплывчаты. В конце романа потерявший состояние, выкинутый из общественной жизни происками набирающих силы реакционеров, всеми презираемый старый Бук порой, однако, встречает на улицах юношей-гимназистов, почтительно обнажающих перед ним головы. И Бук, а с ним, очевидно, и Г.Манн видят в этих людях надежду на будущее.
Художественный метод автора "Верноподданного" можно определить как реалистический гротеск. В портретах персонажей, в описании их манер и привычек Г.Манн сгущает, гиперболизирует социальные черты немецкого буржуа-националиста, юнкера, либерала и социал-предателя. Он создает их обобщающие типические маски.
Развивая демократическую тенденцию своего творчества, центральным конфликтом романа "Бедные" Генрих Манн делает столкновение рабочих и буржуазии, а основным положительным героем - рабочего Карла Бальриха. Законы современного общественного развития еще не во всем ясны писателю, малознакома ему и та социальная среда, которую он поставил в центре романа, - пролетариат. Отсюда и многие недостатки романа. Но тем не менее писатель отстаивает в нем идею активной борьбы пролетариата против буржуазии.
Своим антиимпериалистическим позициям Г.Манн не изменил и в годы первой мировой войны. В отличие от большинства немецких писателей он не поддался угару милитаристской пропаганды и шовинизма. Его страстный публицистический очерк "Золя" (1915) в условиях жестокой цензуры военного времени явился не только эстетическим манифестом, прославлявшим идеал писателя-гражданина, активно борющегося за общественный прогресс, но и решительным протестом против войны и разгула милитаризма.
Крах вильгельмовской монархии в начале 1918 года и установление буржуазно-демократической Веймарской республики были с воодушевлением встречены Г.Манном. Эти события вызвали возрождение и усиление буржуазно-демократических иллюзий писателя. И хотя по мере развития Веймарской республики обнажались ее противоречия (прочное утверждение власти монополистического капитала вместо ожидаемого Г.Манном установления власти народных избранников), отношение писателя к новой республике становится все более критическим - он сохраняет наивные иллюзии о возможности ее усовершенствования.
Опыт Октябрьской революции в России и революционных боев 1919-1923 годов в Германии заставлял Г.Манна часто вступать в противоречие со своими собственными пацифистскими убеждениями, в соответствии с которыми он отрицал всякое, в том числе и революционное, насилие. Проникаясь все большими симпатиями к Советскому Союзу, высоко оценивая деятельность В.И.Ленина, он нередко приходит к мысли о необходимости насильственных действий для обуздания власти монополий. В своих многочисленных статьях и речах того времени Г.Манн настойчиво предостерегает против опасности новой войны, призывает к бдительности перед лицом созревающей фашистской диктатуры. Уже в это время складываются антифашистские убеждения писателя.
В годы Веймарской республики Г.Манн создает целый ряд романов и новелл. В большинстве этих произведений отразились идейные заблуждения писателя: в пору разложения республики, острого размежевания политических сил в стране накануне установления гитлеровской диктатуры он все еще стремится критиковать Веймарскую республику с позиций буржуазного демократизма.
Уже своей борьбой против вильгельмовской монархии Г.Манн приобретает большой авторитет в демократических кругах Германии. В годы Веймарской республики этот авторитет возрастает еще больше. Писатель принимает активное участие в политической жизни страны. Он требует амнистий для участников революционной борьбы 1919 года, защищает венских рабочих, выступивших против реакционной политики своего правительства, поднимает голос против казни Сакко и Ванцетти. В 1921 году Г.Манна избирают членом прусской Академии искусств в Берлине, а в 1931 году он становится председателем секции художественной литературы этой академии. Вскоре после прихода к власти фашистов писателя изгоняют из академии, а затем, на шестьдесят втором году жизни, он тайно покидает Германию и поселяется во Франции.
С началом эмиграции открывается новый период в творчестве Г.Манна. Вплоть до 1945 года борьба с фашизмом становится основной темой его творчества, главным делом его жизни. Он подвергает переоценке многие свои прежние взгляды, сближается с писателями социалистического реализма, особенно близким для него становится творчество И.Бехера. В 1933 году за границей возобновляет свою деятельность Союз немецких писателей. Своим председателем он избирает Г.Манна. В 1936 году Г.Манн возглавляет Комитет немецкого народного фронта и, направляя на этом посту активные усилия на консолидацию антифашистского демократического лагеря, устанавливает контакты с руководителями КПГ и многими ее рядовыми членами. Огромной важности общественно-политическая деятельность Г.Манна этих лет отразилась в его яркой и страстной публицистической трилогии, представляющей лучшую часть его публицистического наследия, - "Ненависть" (1933), "Настанет день" (1936) и "Мужество" (1939).
В русле такой принципиальной эволюции своих общественных воззрений писатель создает историческую дилогию о французском короле Генрихе IV - романы "Юность короля Генриха IV" (1935) и "Зрелые годы короля Генриха IV" (1938). Исторический роман был в ту пору излюбленным жанром писателей немецкой эмиграции.
В романах о Генрихе IV писатель вполне успешно решает очень сложную и противоречивую задачу: это одновременно и повествование о XVI столетии во Франции, исторически правдиво воссоздающее картину противоборства основных политических сил того времени, всю атмосферу эпохи, и вместе с тем это произведение, ставящее в иносказательной форме проблему борьбы с фашизмом 30-х годов нашего столетия.
В целом романы о Генрихе IV, которые Лион Фейхтвангер назвал "торжеством и славой немецкой эмиграции", являются величайшим достижением немецкого критического реализма, крупнейшим вкладом в развитие европейского романа.
Когда вслед за многими другими европейскими странами в паучьих лапах гитлеровской свастики оказалась и Франция, писатель на семидесятом году жизни должен был опять искать себе новое пристанище. С небольшим рюкзаком за плечами пройдя ночью тридцать километров через Пиренеи и далее на небольшом моторном катере обогнув побережье Испании под постоянной угрозой быть схваченным немецкими или итальянскими судами, он добрался до Лиссабона. Оттуда на греческом судне переплыв океан, писатель высадился в Нью-Йорке. Последние десять лет жизни он провел в Калифорнии, испытывая тяжкие материальные лишения. Незадолго до смерти Г.Манн принимает предложенный ему пост президента вновь основанной в ГДР Академии искусств в Берлине. В марте 1950 года Г.Манн должен был на польском пароходе "Стефан Баторий", на котором он уже заказал каюту, прибыть в Гдыню, а оттуда проследовать в Берлин. 12 марта 1950 года Г.Манн скончался, так и не увидав родину.
Произведения Г.Манна последних лет - "Лидице" (1943), "Дыхание" (1949), "Прием в свете" (издан посмертно) - следует рассматривать как определенное звено в процессе новых идейно-эстетических поисков писателя, поисков новых средств художественной выразительности.
Наиболее ценной частью его творчества последних лет является публицистика, и особенно книга "Обзор века" (1946) полумемуарного, полупублицистического характера. Эта книга, высоко оцененная Томасом Манном, - подведение жизненных итогов большим художником и общественным деятелем. Книга эта замечательна, в частности, тем, что, наиболее ярко выражая завершающий этап идейного развития писателя, она свидетельствовала о полном признании им идей коммунизма и Октябрьской революции.
Творческий путь Генриха Манна - великого писателя Германии, верного сына своего народа - яркий пример того, как лучшие художники буржуазно-демократического склада, лучшие писатели критического реализма приходят к признанию правильности марксистского учения и сближаются с литературой социалистического реализма.

А.Дмитриев
А.С.Дмитриев. Основные вехи творческого пути